Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Афины.

Амеба. Король Солнца.

 Иду в рай за собачье долготерпение. Братцы, живодеры, за что же вы меня?
М.А. Булгаков "Собачье сердце".

Дело было в ноябре, когда обычная рутина дел превратилась в предновогодний кошмар и большая часть сотрудников офиса N* чувствовала себя не то, чтобы загнанными лошадьми, но лошадьми, живущими в собачьей конуре. Сотрудникам офиса N* привели нового, лощеного, холеного, алчного и до жути завистливого руководителя, которого мы условно назовем Амебой. Амеба был бесформенным, растекшимся не то вширь, не то во все стороны почти одноклеточным типом, который, как и положено амебе, поглощал информацию только в том случае, если она была простейшей, а если информация содержала более 10 сложных слов в предложении, у Амебы случался приступ гнева и истерики. Казалось бы, парадокс, ведь Амеба не мог иметь высших психосоматических реакций на происходящее по той простой причине, что он Амеба, но по всей видимости, судьба была к нему милостива, и он иногда мог выкрикивать заученную наизусть фразу, генерируемую его одноклеточным серым веществом:

- Я тут директор! Я! Слышишь?! Я! 

И тут же к его воплям присоединялся хор инфузорий-туфелек, который поддакивал и лизоблюдствовал, восхищался выкатывающимися глазами Амебы, полетом его противного голоса и былыми заслугами непонятно перед кем. Амеба любил констатировать свое величие ежеминутно и требовал к себе уважения, любви и восхищения не менее, чем это было у Луи XIV-го, короля Солнца. Он был бы счастлив, если бы его так и называли "Амеба - король Солнца". Он уже мнил себя птицей высокого полета и что ему за дело до загнанных в собачью конуру лошадей?! Их дела и мысли были настолько приземисты, настолько далеки от его представлений о королевстве, что им вроде как и места не было рядом с ним, великим и ужасным Амебой.

- Я вам отправила архиважное письмо на электронную почту, - ждала указаний загнанная лошадь номер 87.
- Если честно, я не особо смыслю в этих имейлах, - важно отозвался Амеба, раздувшись, как неприготовленная на День Благодарения индюшка. - Я понятия не имею, как туда заходить, что там нажимать, да и кому это вообще нужно. Забудь об этом, а лучше передай инфузории-туфельке номер 6. Пусть она этим занимается.
- Но ведь инфузория-туфелька номер 6 ничего не смыслит в том, о чем говорится в этом письме, - удивленно хлопала глазами загнанная лошадь номер 87.
- Я тут директор! Я! Слышишь?! Я! - вопил Амеба и вопль его был слышен во всей округе.

- Ты не умеешь работать! Ты провалила самый важный проект! Ты вообще тут никто! - пыхтел и индюшатился безо всякого на то повода король Амеба. Он говорил это в основном тогда, когда ему в особенности хотелось есть. А ел он все подряд. Лесть, заискивания, деньги, время, нервы, терпение, энергию, словом, - все подряд. И как тут не вспомнить Булгакова, который неоднократно предупреждал: "Есть нужно уметь, а представьте себе - большинство людей вовсе есть не умеют." Амеба есть не умел. Он любил жрать. Не успев прийти в офис, Амеба дожрался до новенькой машины и был счастлив.

- Что тут нужно говорить этому мужику? - спросил однажды Амеба, усевшись растекшейся плотью за стол европейских переговоров и усаживая туда миссис Амеба, которая вообще неизвестно зачем там находилась.
-  Все, что вам необходимо узнать у него. Я переведу, не беспокойтесь, - успокоила его загнанная лошадь номер 87, при этом недоумевая, какого черта идти на переговоры, когда не знаешь о чем собственно переговариваться.
- Ну ты начни, дальше посмотрим, - фыркнул его величество Амеба.
Загнанная лошадь номер 87 разузнала все, что было необходимо, на что вместо "спасибо" получила очередную порцию воплей прямо за столом европейских переговоров и в присутствии миссис Амеба. Ибо король Амеба недоумевал, почему европейский стол переговоров внимательно слушает и соглашается с каждой мыслью загнанной лошади номер 87. Почему ему не поклоняются?!
- Ты понимаешь, что я мог бы вообще тебя с собой не брать?! - индюшатился как обычно король Амеба. И лил грязь, и орал, и обливал помоями, и ему нравилось, что он это делает именно с загнанной лошадью номер 87. С той лошадью, которая проторила тропинку в мир знающих свое дело людей. С той лошадью, у которой были другие принципы в жизни. 

Загнанная лошадь номер 87 долго терпеть не могла. Когда благородного коня превращают в изнывающего от побоев пса-бродяжку, это противоречит законам природы и законам эволюции. Благородный конь никогда не подогнется и не даст себя оседлать ни одной вошке, будь она трижды король Амеба. И очень жаль, что таким коням больше не место на многих "полях" этого захудалого царства. И доколе люди не поймут, что из коней нельзя делать собак, а из собак нельзя делать людей, дотоле Булгаков будет актуален. Пока Шариковы и Амебы правят балом, бал всегда будет называться балом у Сатаны. Не дай Бог, чтоб вас когда-либо туда пригласили и поставили в один ряд со всеми инфузориями-туфельками, будь они хоть в 18-ом поколении заслуженными звездами инфузориями-туфельками.
Афины.

Ушла в себя, вернусь не скоро.

Что-то не пишется мне в последнее время. Вроде есть о чем, но не пишется. Не буду же я писать, как громыхнулась со всей силы у собственного дома: компьютер в одну сторону, сумка в другую, железный браслет на мелкие части разлетелся, содрала себе ладонь и ходила синюшная месяц ровно?! И не писать же о том, что некий 17-летний имбецил в 18 поколении врезался в мою машину, за которую мне еще 3,5 года платить, и слинял с места происшествия?! Черная полоса не то слово. "Файнл дестинейшн", зараза.

Ну думаю, раз уж "чукча не писатель, чукча - читатель", буду читать френдленту. Читаю, читаю, у кого детсад, домоводство и детские неожиданности, у кого спасение утопающих, зеленых оазисов и зданий. Вроде в курсе всего, но душа требует чего-то еще. Отделалась наконец-таки от HiLine и пожинаю плоды нормальной жизни белого человека с UCOM. Все не то. "Чукча-читатель" требует чего-то более содержательного. Думаю, дай-ка перечитаю Nervus Vivendi дорогого и безумно талантливого Ся Го, но вперемежку с "I Am Ozzy" Оззи Озборна над этой книгой уже и рыдать по-прежнему не могу. Надо определиться: либо сопли и переживания, либо ржачь и умиление. 

Отвлеклась на кино. Посмотрела "Уайльда" и "Отголоски прошлого", - одна гомосятина. Я понимаю, кино снимают о гениях, но мне абсолютно не хочется смотреть, как эти гении предаются содомии. Осадок неприятный, знаете ли, ибо Оскар Уайльд для меня не противный хряк, и Гарсию Лорка мне еще никогда так жалеть не приходилось.

Вывод один: Роберт Паттинсон нравится сопливым шмумзелям и после серии "Сумерек" ему надо уйти из профессии. Потому что гомосек из него никудышный. А "чукче-читателю" нельзя мешать чтиво, смакуя дневники блокадников Ленинграда с рецептами оладушек и куличей. И желательно избегать чтива с использованием ненормативной лексики, ужасных ошибок (блин, почему нельзя писать на том языке, на котором грамотнее всего выходит?!) и мунната. Моя душа жаждет пищи поинтереснее оладушек и памперсов. Простите, ухожу в выборочное чтение. 

П.С. greenarine , дорогая, я тебя не комменчу, но читаю, зараза, с удовольствием! Гони нам фотки Манюни. Желательно лысые! Народ требует зрелищ :))

2009_апрель_18

Роберт Суренович или "деточка, вы что с ума сошли?".

 - Ненавижу, - прошипел он, склонившись над кроваткой новорожденной дочери.
- Не-на-ви-жу, - повторил он снова и у него задрожали руки.

Жена в полном недоумении и в состоянии близком к истеричному от таких слов, все же нашла силы спросить "за что?".

- Я ненавижу его.
- Да кого, господи?! - жена уже совсем ничего не понимала.
- Ее будущего мужа, - нежно склонившись над кроваткой, гневно выпалил он.

Они жили тихо, скромно и продолжают так жить. Он, студент пятигорского ин.яза, ученик самой Бонк, на всю жизнь сохранивший ее канадский акцент. Она... не знаю кто по образованию, но будем считать ее его музой и вдохновением. Он - прекрасный пианист, лексист, психолог и знаток английского языка. А потом годы жизни в Тбилиси, затем в Ереване, больное сердце, гомеопатические препараты, чтоб выкарабкаться... Человек, которому вся наша университетская группа "Г" будет всю жизнь благодарна за то, что он появился в нашей аудитории на 3-ем курсе.

- Деточка, вам нехорошо? Деточка, вы готовы к экзамену? Деточка, а что вы думаете по этому поводу? Деточка, давайте теперь все то же самое, что мы проанализировали, скажем на английском?!  

Учили все подряд. Потому что любили. До безумия. Без остатка. И он нас любил так же, как и свою дочь Машеньку. 

- Деточка, вы что с ума сошли? Замуж выскакивают только дуры. Учитесь! Вы никому не нужны будете без образования и мозгов. Своей Машеньке я говорю то же самое.
kid

О сундуке с мертвецами.

Моя распрекрасная greenarine  заставила меня вспомнить и свои детские шалости, разочарования, смешные истории. Одной из них я собираюсь поделиться и с вами, друзья мои.

После долгого перелета и мучительно жаркой дороги до дома моей покойной ныне бабушки, всеми уважаемой и почитаемой за необыкновенную доброту, отзывчивость и необходимую строгость, вся наша семья погрузилась в царство Морфея и была наглым образом выдворена оттуда стараниями и лобзаниями дворняжки Лады, каким-то чудным образом уживавшейся с наглым белым котом Маркизом и маленьким черно-белым котеночком Мишей. Бабушка в тот последний год, что я ее видела, очень напоминала мне Мерри Поппинс, - худенькая, с аккуратно остриженым карэ, белым накрахмаленным воротничком собственной вязки и такими же белыми накрахмаленными манжетами, пришитыми к сине-зелено-серому платью английского строгого кроя. Она стояла вся такая сияющая и счастливая, вся такая вкусно пахнущая и невесомая, высокая и необычайно красивая.

Collapse )
Афины.

О грантоедах.

Для пылкого поэта   

Как больно, тяжело

В триумфе видеть зло

И в шумном вихре света

Встречать везде ханжей,

Корнетов-дуэлистов,

Поэтов-эгоистов

Или убийц-судей,

Досужих журналистов,

Которые тогда,

Как вспыхнула война

На Юге за свободу

О срам! о времена!

Поссорились за оду!..
Кондратий Рылеев, Лето 1821

Очи мои узрели сие творение поэта-декабриста, которого уж никто боле не читает в наши с вами смутные времена. Вчитайтесь-ка в эти строки. Разве они так расходятся с тем, что происходит в свете почти 200 лет спустя?! Это я опять о "досужих журналистах". Не о тех "досужих", которые по словарю В. И. Даля просто "мастера своего дела". А о тех "досужих", которые по тому же словарю просто-напросто "бездельники". И даже не совсем "бездельники", а простые грантоеды, как принято называть уже в наши с вами времена. 

Collapse )